Мрамор

Мрамор - осадочная горная порода, состоящая из зернистого кальцита, хорошо раскристаллизованная разновидность известняка. У него своя долгая биография. Когда-то на морское дно оседал тонкий карбонатный ил, падал дождь мертвых раковин моллюсков, захоронялись обширные коралловые колонии, рифы. Проходили миллионы лет, и на дне росла толща ила; она постепенно спрессовывалась, уплотнялась. Мельчайшие кальцитовые зерна и раковинки перекристаллизовывались, вырастали в более крупные кристаллики. А позднее, когда море ушло в связи с поднятием суши, а осадочные известняки были вовлечены в горообразовательные процессы, они «дозрели» до мраморов: перекристаллизовались еще раз, окрепли, очистились от посторонних частиц...

Мраморы - превосходные изоляторы. Поэтому из мраморных плит изготовлены распределительные щиты электростанций и лабораторий. Метрополитены Союза, здание Дворца съездов в Москве, Русский музей и Эрмитаж в Ленинграде демонстрируют обширнейшие коллекции облицовочного, декоративного отечественного мрамора. Белоснежные, дымчато-серые, пятнистые, жилковатые, полосчатые, розовые и сургучно-красные разновидности... Белый равномернозернистый и чистый мрамор представляет собой незаменимый скульптурный материал. В Итальянских Альпах, еще во времена Римской империи, около 2100 лет тому назад, были начаты разработки знаменитого на весь мир каррарского мрамора. В Русском музее хранится картина Н. Н. Ге «Перевозка мрамора в Карраре» (1869 г.), прекрасно сохранившая нам облик этих древних каменоломен. Именно из этого мрамора высечен Аполлон Бельведерский, скульптуры Фидия, Торвальдсена и Родена.

Не случайно подчас архитектор втайне мечтает построить дворец из белого или розового мрамора. Не случайно античные Италия и Греция до сих пор изумляют и покоряют нас гармонией мраморных колоннад, изящных портиков, просторных площадей и сказочных бань.
В мраморных карьерах работают... пилы. Огромные дисковые или цепные пилы. Они режут мрамор на правильные кубы или прямоугольники. И уже потом эти монолиты разделываются на облицовочные строительные плиты или на «заготовки» для скульпторов.
Говоря о жизни мрамора, едва ли можно не упомянуть о его применении в камнерезном искусстве.
Уже в церковном строительстве древних Киева и Чернигова мы находим искуснейшие по исполнению Изделия из мрамора. В знаменитом соборе Софии Киевской рельефная каменная резьба по мрамору просто великолепна. Истинным шедевром является саркофаг Ярослава Мудрого из белого мрамора. Каменный крест в стене Софийского собора, по выражению В. В. Стасова, «совершенно единственный в своем роде»...

В XIV веке на территории Москвы и прилегающих к ней старорусских городов сформировалась хорошо известная культура белого местного известняка каменноугольного возраста. Благодаря его универсальному использованию возникла «белокаменная Москва. Многие архитектурные памятники того и более позднего времени с истинной любовью описаны в книге Ю. Халаминского и А. Кокорина «По старым русским городам» (М., «Искусство», 1971).
Но, видимо, лишь в 1725 году, когда Петр I учредил Петергофскую гранильную фабрику, была положена основа русской камнерезной индустрии. В середине XVIII века появился новый центр на Алтае- Кольгванская фабрика, знаменитая на весь мир колоссальными размерами своих ваз, которые сейчас можно видеть, например, в Эрмитаже.

В 1800 году президентом Академии художеств, директором и главным начальником экспедиции мраморной ломки и приискания цветных камней был назначен граф А. С. Строганов. Его стараниями в 1804 году экспедиция была переименована в Екатеринбургскую (ныне Свердловскую) гранильно-шлифовальную фабрику и Горнощитский (около Екатеринбурга) мраморный завод. Памятник Ермаку в Тобольске по проекту А. П. Брюллова был изготовлен из уральского мрамора на Горнощитском заводе. Камины в Мариинском дворце Петербурга выполнены также из уральских мраморов - белого и желтоватого. Широко распространены и вазы из уральских мраморов.

В ансамбле многообразных и красивейших фонтанов и водопадов Петергофа уральские мраморы всех оттенков играют не последнюю роль.  Признаюсь, я сам никогда не устаю ходить по залам Мос­ковского метрополитена и любоваться рисунками мраморных стен, колонн, переходов, их сочетаниями со строгими тонами гранитных плит полов и ступеней. Однако поделочные и деко­ративные камни, используемые в строительстве,- не только предмет любования и эстетических восторгов, но и прекрасный учебник... Все, что ранее говорилось о явлениях в жизни минералов, можно здесь увидеть. Цветовые гаммы, связанные е перекристаллизацией и сменой минеральных пигментов, исчерпывающее разнообразие жил и прожилков всех типов, признаки мощного «раздавливания» мраморов в виде брекчиевых их рисунков.

Едва ли удастся когда-либо подсчитать количество «фигур», в которые складываются облака, «вечные странники». Но и вовсе не поддаются счету картины, рисуемые природой на мраморе. Бережно храню приполированный кусок грузинского мрамора с фантастически точным контуром характернейшего профиля Сократа. Я знал также одного московского коллекционера, собиравшего приполированные образцы мраморов и яшм с какими-либо природными картинами: пейзажами, видами городов, руин, диковинных животных.